Как Минтруд и министр Качан разгромили ночлежку для бомжей

В конце прошлой неделе, конкретно в четверг-пятницу 9 и 10 декабря, руководством Министерства труда и соцзащиты Пензенской области был произведен кадровый погром в учреждении ГАУ «Дом ночного пребывания». В результате которого был уволен директор ГАУ Артем Конарев  — без мотивировки, по инициативе работодателя, а затем по собственному желанию уволилась и большая часть сотрудников – уже по собственному желанию. Еще ранее двое ключевых работников учреждения уволились под давлением Минтруда ввиду «конфликта интересов».

По состоянию на понедельник, 13 декабря в штате учреждения из положенных трех десятков сотрудников осталось 12 – из них лишь 2 квалифицированных – соцработник и бухгалтер. Дом ночного пребывания остался полностью без технической службы – техника, сантехника, электрика. Все это делает его дальнейшее функционирование весьма проблематичным.

Но, по-видимому, в Минтруде это мало кого волновало – там решали совсем иные задачи. Настолько иные, что даже не озаботились заменой ставшей неугодной фигуры директора. В течение двух суток, после решения об увольнения, там не могли определиться, кто же будет исполнять обязанности руководства, пока не уломали на это оставшегося бухгалтера. (Мы уже сообщали об этом факте здесь.

Что будет далее непонятно. Министр Качан находился на прошлой неделе в отпуске. Решение подписывал его врио, на  которого, в случае чего и свалят ответственность, а ответственность за возможное прекращение работы – на бухгалтера, на которую свалили несвойственные ей функции. Ну, это дело известное и обычное. Нас же волновало – что  собственно произошло в подведомственном Минтруда учреждении, что за нужда образовалось в столь радикальных и стремительных действиях? Собственно, этой темы мы уже касались здесь.

Суть возникшего конфликта и его безумного «разрешения» Минтрудом в следующем.

Что такое Дом ночного пребывания

ГАУ «Дом ночного пребывания» – уникальное учреждение, находящееся в ведении Министерства труда и социальной защиты Пензенской области. Это единственное учреждение в области, предоставляющее ночлег и (или) временное проживание лицам без определенного места жительства (БОМЖ). По словам уже бывшего директора ДНП Артема Конарева клиентами учреждения становятся в период летнего времени – это до 30-35 человек в сутки, зимой до 50-60. Клиентура ротируется. Всего, по данным социальных служб на территории Пензенской области зафиксировано (т.е. попало в сферу мониторинга) 230 лиц БОМЖ. По словам Артема Конарева, до 95% – лица, отбывавшие наказания в местах лишения свободы. Многие с хроническими заболеваниями – в т.ч. туберкулез, СПИД и т.д.

Главная задача учреждения – не просто в предоставлении временного убежища бомжам от холода и предоставление ночлега, а попытка социализации граждан, попавших в такие сложные житейские обстоятельства. Восстановление связи с родными. Восстановление документов. Помощь в трудоустройстве. Не всегда подобные меры дают свой эффект. Есть просто неисправимые случаи. Но эффект во многих случаях был и есть. И за последнее десятилетие Дом ночного пребывания в Пензе показал достаточно неплохие результаты. В первой половине 10-х численность бомжей в области составляла, согласно все тем же данным от  850 до 900 человек.  Эффективность работы учреждения очевидна.

Между тем работа ДНП связана с огромными трудностями. Начиная от места положения. Улица Рябова, на которой он расположен – далека от центральных магистралей. От ближайшей остановки общественного транспорта на улице Терновской до ДНП хода минут 15-20. При нормальной погоде. Это проезжая часть без тротуаров. Весной и осенью – жуткая грязь, зимой – гололед. Район неблагополучный в криминальном плане – ну само существование ночлежки, конечно, вносит свои особенности, но здесь же рядом и колония строгого режима ИК-7 (в т.ч. с бесконовойниками)  и глухие отдаленны дворы, которые не жалуют своим появлением полицейские патрули. И многое другое.

Особенно все это приятно сотрудникам учреждения. Добираться в ночную смену тем более – то еще приключение. Зарплата стабильная – в районе МРОТ. У замначальника достигает аж 20 тысяч рублей на руки. Более скромные должности -14-15 тысяч. Техперсонал (техник, сантехник, электрик) – полуставочники – за 7-8 тысяч рублей.

Содержание ДНП бюджету тоже встает в копеечку – здание постройки 50-х годов. Не подключено к системе городской канализации. Выгребная яма. Ремонт не делался со времен Морковкиного заговенья. В 2018 году стараниями тогдашнего руководства Министерства труда на ремонт в учреждении Минфин выделил на 2019 год 3 миллиона рублей. Но до учреждения они не дошли. Новое руководство Минтруда, в лице министра Качана, нашло для этих денег иное, неизвестное нам употребление.  И здесь впору поговорить о руководстве.

Конфликт руководителей

К началу 10-х годов Дом ночного пребывания представлял из себя печальнейшее зрелище. Более того – его можно было смело именовать гнездом и рассадником антисанитарии и криминала в районе. Антисоциальный элемент чувствовал себя полным хозяином положения. Собственно сам дом мало чем отличался от самоорганизованного жилья бомжей на теплотрассах и помойках. Распивались спиртные напитки. На крыльце вечерами разводился костер… Персонал при этом зачастую просто терроризировался обитателями, предпочитал закрываться в помещениях для охраны и в пиковых ситуациях лишь мог вызвать наряд полиции (или тогда еще милиции?). Учитывая изложенное выше местоположение учреждения – мог подвергаться нападению и насилию со стороны недовольных постояльцев. Тогдашний министр труда области Елена Столярова приняла достаточно смелое и, как оказалось, разумное кадровое решение, приняв на должность директора ДНП Виктора Павловича Конарева, пенсионера, бывшего сотрудника УФСИН, начальника колонии.

В.П. Конарев оказался человеком пользовавшимся авторитетом не только у сотрудников, но и у постояльцев. Многие были его «клиентами» и на «зоне». Довольно быстро в заведении был установлен надлежащий порядок. Но не концлагерный, как сейчас некоторым подумалось. Виктор Павлович сделал главное – он наладил работу отдела ОСА (Отдела социальной адаптации). И вот приведенные выше показатели  -во многом именно его заслуга. Однако, будучи уже пенсионером, он не мог взваливать на себя директорские функции в полном объеме. Он оставляет за собой функцию именно социальной адаптации. А Столярова принимает на должность директора… его сына Артема Викторовича Конарева, бывшего сотрудника правоохранительных органов. Этот «конфликт интересов» еще потом скажется. Но пока руководству Минтруда важно функционирование учреждения и реальные результаты работы.

Артем Конарев

По поводу «семейственности» и непотизма – просьба еще раз взглянуть на указанную «доходность» должностей. В 2018 году, впрочем, прокуратурой была проведена по этому поводу проверка – и конфликт (едва ли в реальности существовавший) был исчерпан переподчинением замдиректору учреждения, что на тот момент прокуратуру удовлетворило (документы имеются в распоряжении редакции).

Столярова покинула пост министра труда в 2015 году. Ее преемником стал Евгений Трошин тоже удовлетворенный работой ДНП – даже, как говорилось выше, 3 миллиона на его ремонт выбил у Минфина. Но Трошин в 2019 году покинул этот пост «по собственному желанию» в пользу бывшего работника военкомата Алексея Качана.

Кто такой Алексей Качан? Он – уроженец Ярославля, выпускник Военного финансового училища, получивший по службе в 2009 должность в ФКУ «Военный комиссариат» Пензенской области, в котором до 2018 года работал начальником центра социального обеспечения. Ну а затем собратом по несчастью – таким же заброшенным в пензенский военкомат – правда, уже барановским Ваней Белозерцевым (военкомовская кличка Ванька Что Изволите), ныне обретающимся в СИЗО. И, в общем-то, являлся конкретно его ставленником, и человеком именно его команды. Правда, в отличие от многих своих товарищей, проскрипциям при нынешнем руководстве пока не подвергшимся. И потому забугорными злопыхателями успешно в своей неутомимой финансовой деятельности  на голубом глазу причисляющегося уже к команде Мельниченко.

Алексей Качан

Но чем же Качана не устроил коллектив Дома ночного пребывания, а пуще всего директор Артем Конарев?

Высокий интерес

Началось все 16 апреля 2021 года, когда в Минтруда состоялось Совещание по вопросу организации совместной деятельности государственного учреждения и некоммерческой организации в работе по оказанию социальной помощи лицам БОМЖ в Пензенской области.

Сразу обратим внимание на то, что  указано «некоммерческой организации» – в единственном числе! То есть речь о каком-то конкурсе в госорганизации для НКО не шла. Она уже была определена заранее. С чьей подачи – увидим дальше.

Помимо сотрудников Минтруда и учреждений ДНП и «Пензенского городского комплексного центра срочной социальной помощи населению» присутствовала «семейная делегация» в составе сенатора от Пензенской области Львовой-Беловой М.А., ее мужа священника Когельмана П. (просто П., «батюшки» – бывого программиста, не снискавшего успеха в профессиональной деятельности и принявшего сан под патронажем  супруги), ажно три помощницы сенаторки (следуя корректным правилам феминитивов) – ее сестры Львовой-Беловой С.А., Жаркова М.О. , Смирновой И.Ю. («помощник Ирина») и.. .некоего представителя общественности Краснобаева Е.О. («Женя»). Как затем оказалось, предприниматель, занимающийся корпусной мебелью и имеющий (для нас, по крайней мере) тёмное прошлое. Видимо он и представлял так никем по имени и неназванную НКО.

Батюшка Когельман П. с супругой

Речь шла об организации питания Доме ночного пребывания (фактически – столовой) и сопутствующего освоения бюджетных средств – ну там… приобрести и установить видеокамеру для обеспечения порядка еще чего финансоемкое… Государство аккурат выделяло тогда на эти цели для НКО 8 миллиардов по грантам.

Поговорили, руководство Минтруда подчеркнула необходимость. Директор Конарев развел руками – делайте что хотите, мне что начальство прикажет, то и исполню –  и разошлись довольные.  

Мы веселые решалы

Через некоторое время  в Дом ночного пребывания прибыло трое визитеров. «Женя», «Батюшка» и «Помощник сенатора Ирина» (так они себя обозначили) и предложили директору Конареву «решить все вопросы».

Конарев встретил их вполне радушно (далее репортаж по имеющейся в распоряжении редакции аудиозаписи). Показал все помещения в Доме ночного пребывания (их крайне мало) и предложил выбрать – где почтенное семейство собирается организовывать сенаторские кормления. При этом, правда, указывал, что лишних помещений нет. Те, которые есть не соответствуют СанПИНам для хранения, приготовления и приема пищи. Более того нет возможности привести их в такое состояние. Указывал на множество сопутствующих проблем – пользование электроэнергией, например НКО? Которому будет, видимо, передано в аренду помещение – как он будет отчитываться за использованные киловатт-часы? Отдельный счетчик? К большому разочарованию было указано на то, что в учреждении имеются внутренние видеокамеры слежения, а других, к которым будут иметь доступ третьи лица, он допустить не может.  Ну и сообщил свою точку зрения, что при данном учреждении такая услуга не нужна. Ибо она ставит под вопрос всю систему социальной реабилитации и всю гигантскую работу, которую проделал коллектив за последние годы, по возвращению в общество тех, кого еще можно туда вернуть. По сути – возврат к варианту ночлежки, где можно поспать и пожрать, и далее ни о чем не заботится…

Гости отвечали тоже поначалу весьма радушно. На вопрос о СанПИНах «Женя» отвечал, что «с этим вопросов не будет», всего «нужно ведро и хлорка». И вообще «Мы подружимся…. Нам придется дружить… это не ваш выбор». «Батюшка» говорил, что все решим на «высоком уровне». (Если кто думал, что решается все в соответствие с законодательством РФ – это не так, есть попы-решалы).

ведро хлорки

Но в итоге не выдержали нервы у не участвовавшей до этого в диалоге  «помощника Ирины». Которая в крайне хамской форме на повышенных тонах заявила «Давайте не лить воду. Мы представители сенатора. Мы все юридические вопросы берем на себя… Вы ведете себя как барон… хозяин жизни…». На вопрос директора, чем же ее так обидели его сомнения и возражения, и уверения, что он выполнит все прямые письменные указания руководства, помощник Ирина продолжила кричать, и в итоге была увлечена своими соратниками на улицу, заметившими лишь что «разговор пошел не так» и что их не предупредили о записи разговора. Ну не привыкли Львовы-Беловы, что им в Пензе кто-то может возразить, даже в форме сомнений.

Матушка Львова-Белова М.А. без супруга

Последствия

Директор ДНП Конарев не согласился с такой постановкой вопроса. И не разрешил без соответствующих документов, на его страх и риск организовывать кормление во вверенном ему учреждении. А затребовал от руководства в лице Качана письменного приказа о заключении договора с конкретным НКО и выделении им помещения для этих целей. Какового не получил. Более того, так осталось и неизвестным, как хотя бы называлось НКО, представляемое общественным деятелем «Женей».

Сам Конарев принял в этих условиях единственно адекватное решение – заключил соглашение с НКО, выбранным им по списку пензенских НКО. А попытки проникновения на территорию учреждения «Жени» пресек. Тот пару раз раздавал еду в непосредственной близости от заведения, причем бомжи говорили о том, что им попутно предлагалась некая сдельная работа (ну мы им верить не будем – бомжи – что им наболтать на достойных людей стоит, так ведь?). Но быстро прекратил. Миллиардный бюджетный дождь, видимо, прошел стороной.

не про нас

Но после этого началось…

Как его уволить

Вся малина насмарку.

На организацию низверглась ниагара проверок. Многочисленные комиссии. Это нам засвидетельствовали более полудюжины на тот момент действовавших сотрудников учреждения. Очень жаловались, кстати – это практически временно парализует работу учреждения, особо учитывая, отсутствие помещений для их полноценного проведения и работы с документацией – сотрудники лишаются временно рабочих мест. При этом в официальном ответе Минтруда нашему изданию значится «в 2021 году прове­рок работы ГАУ ПО ДНП не проводилось». Тем не менее, сотрудники «Дома» утвер­ждают, что у них проводи­лись настоящие «погромы» с пересчетом даже пакетиков чая. В ходе одной из прове­рок был осуществлен взлом системы наблюдения (мы же помним, что их предполагалось приобрести за счет бюджета?).

Проверки ничего не дали. Даже ни одной ушедшей на черной рынок банки тушенки, положенной в виде сухпайка проходящим программу социальной адаптации, не было обнаружено. Зато обнаружилось в качестве «побочного продукта», что директору ДНП не предоставили положенный отпуск и не выплатили положенное в связи со стажем денежное вознаграждение – это к вопросу о компетенции сотрудников аппарата при министре Качане.

Тогда был запущен вопрос  о «конфликте интересов». Наиболее ценный сотрудник заведения – начальник Отдела социальной адаптации Конарев- старший. Неважно, какие он давал результаты… Конарев-старший написал заявление об уходе. Заявление об уходе написала и еще одна сотрудница, родственными связями с директорами не обремененная, но… тут помолчим и оставим это на совести качанов и качерыжек.

Не до чего докопаться… П.2 ч.1 ст.278 ТК РФ – « в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора».

Ну не нравишься ты нам, не нравишься…

Вот только больше половины состава работников потеряно… И желающих на такие оклады и на такую работу  – очереди не выстраиваются. Как будет решать этот вопрос?

Имею предложение. Назначить с окладом согласно штатному расписанию

Качан А,А. – директором ГАУ «Дом ночного пребывания».

 И далее по списку аппарата Минтруда. На их-то места и зарплаты – кандидатов навалом будет!

Техперсонал набрать  по рекомендациям «Жени», «Батюшки» и «Помощницы Ирины» – и помогай Бог, ребятушки, раз бюджет отсосать здесь не вышло.

Ну а если серьезно – печально это все. Очень надеемся, что дело не рухнет, а выстоит. И реальная помощь потерявшим себя в жизни людям все-таки будет.

PS. История с Домом ночного пребывания взволновал общественность не на шутку. В частности, депутат Гордумы Илья Селиванов заявил о том, что в связи с уникальностью и особой социальной значимостью учреждения для города Пензы, подготовил ряд запросов в компетентные органы по поводу возникшей ситуации и путей ее разрешения. Ну что ж, будем ждать счастливого исхода?

  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Максим Денисов

Максим Денисов

Наверх