Спасти рядового Герасимова. Преследуемый активист надеется на дознавателя-спасателя

О геройском поступке следователя УМВД майора Виолетты Шориной три года назад взахлеб рассказывали все пензенские СМИ. Поздней осенью 2017 года на Сурском мосту она спасла жизнь молодому человеку, остановив того от рокового шага за перила. Вот как описывался подвиг следователя-спасателя информагентствами*

Хрупкая на вид Виолетта ехала по Сурскому мосту на служебной машине, когда увидела на нем юношу. Она мгновенно поняла, что с человеком случилась беда.

«Он снял с себя куртку, перелез через перила. В это время я молниеносно разворачиваю машину, подъезжаю к этому парню. Вместе с молодым человеком, который вышел из другой автомашины, мы подбегаем к парню и, ухватившись за его руки, перебрасываем его через перила обратно на мост», – рассказала старший следователь отдела № 4 СУ УМВД России по г. Пензе Виолетта Шорина.

«Его зовут Максим, его бросила девушка, средств на жизнь у него нет, родители от него отреклись. Как мне показалось, парень успокоился. Но идея преследовала его до конца. Он снова подошел к перилам и хотел перелезть через них», – продолжила рассказ девушка в форме”.

В общем спасла жизнь парню. Ныне на ее навыки спасателя только и остается рассчитывать ее подопечному-подследственному Альберту Герасимову, не в прямом, но в фигуральном смысле фактически завис над пучиной за перилами моста.

Герасимов обвиняется в чудовищном по жестокости и циничности преступлении – нанесении телесных повреждений средней степени тяжести, путем избиения пластиковым ведром, бывшему сотруднику полиции и ветерану чеченских компаний Аюбу Арсамурзаеву (подробности см. здесь). При этом ведро было отобрано у жертвы, которая за мгновенья до этого полила Герасимова из него желтой краской. За это Герасимову грозит до 3 лет лишения свободы.

Жертва пластикового ведра

Но главное не это – главное позор самого деяния, тяжким моральным грузом легшим на его плечи. Жить, после того, как всем стало известно о зверском надругательстве над пусть и бывшим, но полицейским-героем, просто невыносимо. Право слово, только и остается – вниз головой с моста!

Но у Герасимова есть слабая надежда – на оспаривание медицинского освидетельствования и результата судмедэкспертитзы потерпевшего Арсамурзаева, проведенной судебно-медицинским экспертом Зуб Е.Ю. Герасимов проконсультировался пор поводу ее результатов с другими медицинскими экспертами, и те выразили сомнения в ее выводах, установивших диагноз «Закрытая кранио-цервикальная травма. Закрытая черепно-мозговая травма. Ушиб головного мозга легкой степени. Субарахноидальное кровоизлияние. Ушиб мягких тканей головы. Дисторсия шейного отдела позвоночника». Короче, сотрясение мозга с последствиями.

Специалистами было указано на то, что “Закрытая черепно-мозговая травма подразделяется на сотрясение головного мозга и ушиб головного мозга. При сотрясении головного мозга, который «подвешен» в черепе на паутинной (арахноидальной) оболочке, в момент травмы происходит спазм сосудов паутинной оболочки. Это приводит к временной гипоксии (кислородному голоданию) коры головного мозга, что выражается в потере сознания от нескольких секунд до 5 минут, и последующей ретроградной амнезии, т.е. пациент не в состоянии вспомнить события непосредственно предшествовавшие травме. Более тяжелой формой закрытой черепно-мозговой травмы является ушиб головного мозга…

Обязательный симптом при ушибе мозга – продолжительная потеря сознания от 5 минут до нескольких часов или даже суток (в зависимости от тяжести повреждения вещества мозга)… После ушиба головного мозга пациенты жалуются на сильную головную боль, головокружение, тошноту и рвоту. В неврологическом статусе выявляются такие симптомы как нарушение открывания глаз; нистагм (подергивание) глазных яблок; анизокария (разная величина) зрачков; нарушение реакции зрачков на свет; ассиметричность лица; нарушение чуствительности, глотания, фонации (голоса); отклонение языка в сторону; снижение мышечного тонуса; снижение силы сухожильно-периостальных рефлексов; наличие менингеальных знаков (напряжение затылочных мышц, непроизвольное запрокидывание головы и разгибание туловища); нарушение функции тазовых органов. Эти симптомы выявляются сразу после травмы и регрессируют со временем”.

Из медицинской карты стационарного больного Арсамурзаева, однако явствует, что при поступлении в стационар с жалобами на головокружение и головную боль приблизительно через 10-11 часов после происшедшего, никаких указанных симптомов обнаружено не было. Они неожиданно появились через сутки после роковых ударов пластиковым ведром по мозгу перед консультацией невролога и проведения исследования люмбальной пункцией и рентгенографии. Для первой отсутствовали показания, а результаты исследования были некорректно истолкованы, а при второй обнаружены явления остеохондроза, без каких-либо указаний на травматическое их происхождение.

В целом выводы экспертизы были поставлены под серьезное сомнение. И в связи с этим Герасимов ходатайствовал о проведении повторной экспертизы.

Теперь дело за “хрупкой на вид” дознавателем-спасателем Виолеттой Шориной, которая сейчас может спасти “рядового Герасимова”, удовлетворив его ходатайство. Или цинично пронаблюдать его “полет с моста”.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Аватар

Альтер Пенза

Наверх